Античная мифология в ракурсах метафизики, эзотерических традиций, психологии и физики. Такого до момента публикации вы нигде не найдёте.

Взгляд на прошлое

Кэльхя вэтэй ‘акун кяхла

каляй пайла-ка на вэтэ

сяда ‘а-ка ‘эя ‘яля

я-ко пеле туба вэтэ.

(Приближение к ностратическому праязыку; В.М. Иллич-Свитыч)

Язык — брод через реку времени.

Он ведет нас к жилищу умерших.

Но туда не сможет войти тот,

Кто боится глубокой воды.

(То же на русском)

Не люблю мать учения, особенно в статьях. Но вынужден скопировать два абзаца из своей работы о парадигмальных ошибках. Это вынужденное введение – демонстрация опасности стереотипов.

Для мыслящего и/или подготовленного человека не является секретом понятие психологических проекций. Но что в принципе удивительно, признавая их существование, мы постоянно игнорируем их. Нигде так явно не проявляется умственная слепота, как в анализе работ по истории, религиоведению, философии или эзотерике. Мы забываем, что рукопожатые или маргинальные авторы проецируют своё мировоззрение в прошлое, воспринимают информацию через призму своих позиций и всего психологического строя сознания. Оно что оставалось неизменным?

Подумайте вот над чем. Мы живём в эпоху четвёртого глобального парадигмального сдвига. Наши языки построены по другим синтаксическим законам, у нас иная система мировоззренческих координат, другая форма восприятия действительности, отличная понятийная база. Более того, наше коллективное бессознательное формируется другими архетипами. А мы наивно считаем, что понимаем древних, адекватно дешифруем их сотни раз переписанные сложные тексты и идеограммы. Пройдя через века хаоса и упадка, нас вывели на другие вершины, взгляд с которых размывается перспективой.

Умному и ищущему достаточно, а прочих отсеет сам нарратив. 😊

Подход

Обычный анализ мифов никому ничего не даст. Астральные, эвгемеристические, антропологические и анималистические теории мифотворчества бесплодны. Всё сведётся или к традиционной марксистской подаче о незрелости мышления или к лирическим пассажам и глубокомысленным недомолвкам на стыках истории и психоанализа, антропологии и психологии или филологии и герметизма.

Но если с узколобыми всё ясно, для них несколько тысячелетий люди верили в почему-то изощрённо накрученные бредни, то с многознающими – темно. Они могут, впечатлившись красивой фразой (так было увлёкшимися Ницше), перенести на античную мифологию абстракции какого-то философа. А подхватывающие друг у друга авторы на полном серьёзе начинают писать о противоположных путях Аполлона и Диониса, тёмных мистериях Коры, подводя базу под свои объяснения гностицизма и алхимии. Или того хуже – примут удобную, но сильно ограниченную модель за область исследования, как поступили ученики и подражатели Юнга.

Причина не только в вышеуказанном. Всё прозаичней. Наш инструмент – язык и основанное на нём мышление. Других, подобных лабораторным приборам и инструментам биологов, химиков и физиков, у нас нет. Мифы нельзя взвесить, препарировать, обработать кислотой или сжечь. Кто-то пытается, наивно упуская важнейший момент. Наш язык и мышление ими сформировано. Постигая мифы, мы постигаем себя. Попробуй раздели своё мышление, и на первых подступах, скорее всего, окажешься в жёлтом доме. У отшельников-созерцателей, идущих проторенными путями религий, на это уходят десятки лет. А если и сумеешь препарировать, то что же начнёшь изучать? Труп. Пустую оболочку, годную только для создания комикса в любом его виде.

Мы пойдём другим путём! Взяв за аксиому утверждение Парацельса о разделённом надвое небе.

Есть и ещё одна очевидная для прикоснувшихся к знаниям трудность. Мифология была средством накопления и передачи знания жреческим сословием. Мифы для всех и мифы для внутреннего пользования. Дело не в охране от профанаций или корпоративной секретности. Вся эта ерунда появилась вместе с государствами. А жрецы намного древнее любых государств. Мифотворцы – это практики, операторы ноосферы, а публика  – потребители, для которых ноосфера  – необходимая для жизни среда. Без неё ждёт скорая деградация до Маугли или уничтожающее безумие. Мифы несли и несут помимо прочего функцию охраны психики.

Привожу пример двухэтажного мифа. Это Эрот. Для толпы он малыш с луком, рождения которого испугались боги и чуть не уничтожили в младенчестве. Только начав ходить, он мстит Аполлону, разжигая его страсть к нимфе Дафне, а ту – пронзив отвращением.  Закончилось всё плохо, зато лавр стал вечнозелёным и венками из его побегов украсились головы поэтов, ораторов и философов. 😊 Толпа не задавала вопросов и не видела противоречий. Не было любви до сына Афродиты и всё тут. А жрецы знали другое и передавали истории Эроса, который старше Олимпийцев и их родителей титанов.

На самом деле этот миф трёхэтажен, выводит на самые сакральные практики и, возможно, мы его когда-то разберём. Темой этого разговора является носитель серпа, сверженный молодыми богами, но не уничтоженный Хронос.

Я постараюсь быть ясным, лаконичным, где только возможно прибегать к брахилогии и упрощению. Если читателю перечисленное не поможет, он взялся за непривычное к употреблению блюдо. Надо пройти мимо, это не развлекательный контент.

История Хроноса

Так как мы идём другим путём, я не буду разбивать миф на хтонические и субстанциональные рудименты, новообразования и гадать об ипостасии. Буквоеды в ермолках сделают это без меня. Авторская задача – раскрыть миф, обозначив современным русским языком его понятия и связи. Это задача перевода Слова в слова.

Над мифом поработали многие. Сами мифотворцы, жрецы, аэды и рапсоды, грамматики, античные философы, гностики, философы нового времени, философы и психоаналитики новейшего времени.

Аэды и рапсоды миф упрощали, так как вся их деятельность опиралась на реакцию толпы. Если последняя не понимает буквально или иносказательно, рапсода не станут кормить, приглашать, о нём не узнают грамматики.

Грамматики старались вывести среднее арифметическое из различных вариантов мифов. Их цель –  передача знаний новому поколению и педагогика. Значит они опирались на самые распространённые формы, придав им каноничность.

Философы искали смыслы. Прежде всего – космогонические и этические. Но вам почти невозможно понять, о чём рассуждали античные философы по простой причине – иная мировоззренческая сборка. Вы уже изменены строителями картезианской парадигмы. Мыслите понятиями и категориями её упрощённой формы. Примером служит отношение к материи. В Экумене тех эпох ей придавали совсем иной смысл и не мыслили её без формы. Материя –  это иллюзия, преходящее, неустойчивое бытие, возникающее вследствие отражения формы (эйдоса) в хаосе и создания пузырьков, (эйдолонов), не имеющих содержания.

Каждый из нас существует в своём эйдолоне, постоянно пересекающимся с прочими. Содержание наших форм доступно только нашему Даймону, который не скован временем и напрямую общается с Богами.

Звучит непривычно, странно и сложно, правда? Однако последние исследования в области когнитивных наук подвели к тому же самому. Состыковав странности психики и модели квантовой механики, независимые исследовательские группы переоткрыли философский велосипед. Я могу перетолмачить античных философов на современный язык науки с её понятийным аппаратом, но долго писать вводную. Вы уже должны быть слегка подкованными и в нейронауках и в теоретической физике. А статья-то о Кроносе. 😊

Что поразительно, и рассуждения об этике и обществе намного опередили своё время. Самой отпавшей от естественного бытия общественной формой считалась матриархально-демократическая. Её приравнивали к колониям инсектов. И что мы видим? Джеймс Мак-Коэн говорит, что муравьи нам ближе обезьян. Социальная близость не опирается на телесную морфологию, а открытия энтомологов просто пугают. Политизированность колоний, зависимость от мейнстримов и прочее…, а уж если провести параллели с самоубийством западной культуры и цивилизации XXI века, какая-то жуть. Такое ощущение, что Камала Харрис – фронтмен группы, решившей во что бы то ни стало превратить американское общество в рой. А в Поднебесной организуют термитник. Чем это закончится, античные философы хорошо описали.

Свою лепту внесли и христианские авторы. Достаточно назвать Евсевия Кесарийского, Климента Александрийского, блаженного Августина. Полемика с рапсодами, копание в противоречиях, едкая критика – лишь внешняя сторона корпусов. Внутри попытки разобрать основания, навести мосты и примирить, опираясь на эсхатологические мотивы.

Гностики, эзотерики, герметики, алхимики не изучали мифы, они их трансформировали. Впрочем эта тема доступна узким специалистам и штучным искателям. Я даже не попытаюсь её коснуться в этом цикле. Заглядывать в бездну, не понимая, что бездна заглянет в тебя, роскошь невежества. Понимая – или смелость или глупость.

Самый большой вклад внесли филологи XIX века. Они последовательно и скрупулёзно шелушили тексты, высвобождая мифы от поздних наслоений и собственных выдумок переписчиков. Небывалый интерес к высокой классике помог античной мифологии. Ведь весь классицизм – лишь интерпретация и осмысление мифов в канве житейской прозы.

Психоаналитики вдоволь поиздевались над мифами, ища в них подпорки своих весьма и весьма спорных идей. И если психоанализ Фрейда только надкусил мифологию, аналитическая психология Юнга её жевала и переваривала. Потом на стыке антропологии, религиоведения, философии, истории и психологии возникло множество интересных интерпретаций. Некоторым известным исследователям, копавшим в сторону передачи традиции в закрытых обществах современности, они стоили жизни.

Как видите, мифология жива, развивается и, более того, в некоторых формах токсична. На счастье простецов, она их, как и всё пограничное, не интересует.

Сюжет

Был хаос. Безвидный и бесформенный. Сказать о нём нечего, так как языку нужны формы и образы. Неуместно даже рассуждать, где он был и как долго. Пространство и время возникли из него как следствие дифференциации.

В хаосе произошли порядковые изменения. Кому интересно спекулировать об этом – точка сингулярности, большой взрыв. Правда ваше представление будет неполным без синергетики и семиотики. Почему? Да потому что вы не знаете ничего о порядке и хаосе, порядковых рядах, ему присущих, псевдотопологических и псевдосемантических преобразованиях.

Родилась Гея. Свести её к земле, планете, женской богине планеты – это уподобиться толпе V века до нашей эры, бросающей объедки аэду. Сказать (вслед за многими), что это материя тоже нельзя. Гея богиня формообразующая – матерь богов!

В центре Геи зародился Тартар – бездна, поглощающая тьма.

Родился Эрос. Его называют богом любви, страсти. Что это значит? А что такое любовь и страсть? Какова высшая или, наоборот, их самая простая функция? Я избавлю вас от многословия и мучительного тыканья в тупики культуры. Страсть объединяет живые противоположности для продолжения жизни. Убери её из мира и всё. Сложные организмы перестанут воспроизводиться. Эрос связывает противоположности, вся диалектика космоса, их единство и борьба, производная его функции.

Родился Эреб – мрак. Родилась Нюкта – ночь. Эти персонажи стоит рассматривать подробно, так как они – исток самых сакральных и диких мистерий. Надеюсь, руки дойдут.

Обычно пишут о порядке появления протобогов. Пишут и расписываются в своём невежестве. Кто мог быть первым или вторым в эпоху без пространства и времени? Число отражает меру, о какой мере можно говорить там, где нет формы? Спасибо философствующим гиликам, забавляет.

Гея породила равного себе Урана. Это важный момент, который исказился буквалистами и переводчиками. В системе античной мифологии нельзя родить равного себе. Получится или разность или произведение. Спекулировать по этому поводу не будем, хотя уместно высказаться о зеркале хаоса и дошедших обрывках информации о тифонических мистериях. Сюда же алхимическое разделённое небо, и смысл рождения станет совсем другим. Тартар и Уран члены первичной дуальной пары. Каков смысл ставить их в бинарную оппозицию? А такой, что именно эта оппозиция создаёт пространство! На этом хватит, а то утонем.

Уран – небо. Мужское начало, оплодотворяющее женское.

Эрос повлиял на Урана и Гею, вызвав безудержное совокупление. Что это было? Некие топологические преобразования, так как божественные свойства (потенции) не изменялись при трансформах и транспозициях. Гомеоморфные фигуры могут служить отдалённой аналогией. Это тот случай, когда математика способна засунуть свой нос в область недоступную воображению. Геометрии ещё не было, а топология уже была. И именно её трансформы породят геометрию, как только появится кольцевое, петлеобразное и линейное время. Рыхлое, флюктуирующее время хаоса не накапливает информацию, поэтому временем как таковым считаться не может.

Желающим сломать свой ум советую посмотреть на мифологические космологии с позиций высшей математики и теоретической физики. В последней от физики мало что осталось, так как объекты изучения, по сути, Платоновские. Зато практические плоды вполне физичны. Ограничителем этой магии является необходимость задействования огромных человеческих и прочих ресурсов. Никто не соберёт современные физические лаборатории и заводы в сарае. А значит, всё подпадает под действие эгрегориальных и големных императивов.

Между прочим… Коллективная магия уже была, ребята. Память о ней – мифы о гибели атлантов и разрушении Вавилонской башни. А вы что думали они там кирпичи таскали? Не можем индивидуально, станем как боги всем стадом, точнее роем, ибо только самоорганизующаяся колония способна на такое. Цифра. Сети. Трансгуманизм. Интересно, почему атлантов изображали, держащими невод, с механическими крыльями и свитками с цифрами? Прозрение? Петля времени? Совпадение? Конечно, совпадение! А как же иначе?

Уран сливался с Геей, и она понесла новых богов: «мальчики» –  Океан, Кой, Крий, Гиперион, Иапет, Кронос и «девочки» – Тейя, Рея, Мнемосина, Феба, Фемида, Тефида. До кучи родила циклопов, гекатонхейров (те, у кого сто рук), гигантов. Все они не могли покинуть утробу, так как Уран практически слился с Геей.

Естественно, что порождения матери богов буквально разрывали ей чрево, принося боль. Гея устала от мук и приказала детям восстать на отца. Однако они не посмели. Кроме одного. Как вы догадались, имя революционера – Кронос.

Гея дала ему кремневый серп, и во время соития родителей Кронос оскопил отца.

Некоторые толкователи пишут, что это убило Урана. Большей глупости невозможно себе представить. Протобога невозможно убить никому. Уран старше времени, и этим всё сказано.

Толкователи поумней описывают боль и ярость Урана, навсегда разделившегося с Геей. Мужское и женское разошлись ипостасийно, и это разделение породило пространство. Кто стал правителем появившегося пространства? Конечно, Кронос.

Он взял себе сестру Рею, и они породили следующее поколение богов. Да вот незадача. Гея сказала Кроносу, что сын займёт его трон. Разделить участь отца не хотелось, и Кронос стал пожирать своих детей.

Дальнейшая история не интересна, важен лишь финал. Кроноса обманули, подсунув камень, его сын Зевс освободил братьев и сестёр и развязал долгую войну. Выиграл, но был проклят бабушкой (она вообще ведёт себя переменчиво), которая кого только не травила на него. Последним был Тифон, от которого в страхе бежали Олимпийцы. Зевсу удалось и его победить.

Выводы

СатурнНачнём с того, что Зевс не убил Кроноса, это попросту невозможно. Тот лишь уступил власть над пространством. Сначала был хаос, потом первые протобоги – умы. Потом появилось пространство в результате оскопления одного из них, и к власти пришло всепожирающее время. Но мать богов, чрево умов и форм не смогло остановить порядок, потеснивший время. Последнее подчинилось порядку, став цикличным.

Зевс (Юпитер) властвовал долго, структурировав космос. Но революционер, укравший сульфур (огонь богов) и раздавший его людям, не жалел свою печень и не пошёл на сделку. Цена освобождения и возвеличивания Прометея – открыть имя следующего властителя. То мучим 30000 лет до появления Геракла, освободившего его по доброй воле. В качестве подарка Прометей указывает путь к Гесперидам и называет имя Гераклу, тот покупает им бессмертие и Олимп. Но поздно… Власть становится тайной, и за ширмой борьбы Солнца и Луны усмехается козлобородый Сатурн. А кто же он, этот сеятель? Тот, кому посвящена эта статья!

Сатурн разорвал цикличность времени, и ткань разрыва создала сложную структуру. Внешне линейное время соткано из петель, завязки которых являются катастрофами.

Для затравки цикла достаточно. Большего за раз не переварить никому. 

P.S. А о Кроносе можно сказать и то, что все, абсолютно все тайные и тёмные культы под властью его архетипа. Вся эсхатология в семантическом пространстве цивилизации имеет один корень – Сатурна. Внешняя канва цивилизации является битвой Митры и Дианы. Последняя сейчас победила полностью и с разгромным счётом. Посмотрите продукцию Голливуда, и всё станет ясно даже простецу. Харассмент, власть меньшинств, гибель культуры белой расы. Внутренняя канва – противодействие манипуляциям Сатурна. Узкий, тернистый путь Нео, решившего пободаться с архитектором Матрицы.

С признательностью, Владимир Даров.

 

Материал полезен? Не теряй информацию, сохрани одним кликом.